Реклама спонсоров

Нужно ли переименовывать города?

А также поселки, села, деревни, улицы? Бывает, что и нужно. Скажем, кто-то когда-то дал вашему городу или селу неблагозвучное название. Ну, например, Соплино (была такая деревенька в Тверской губернии), или Дураково (Вологодская губерния), или Вшивка (Нижегородская губерния), или, наконец, Разгильдеевка (снова Нижегородская губерния). Или улица, на которой вы живете, больно уж некрасиво звучит. Например, Коровий Брод, Кочки Малые, Вильманстрандская. Или переулок: Кладбищенский, Спасоболвановский, Мертвый (все это реальные названия, существовавшие некогда в Москве и Санкт-Петербурге). Стоит их переименовать? Наверное, стоит. Только спешить при этом не надо, не ровен час что-нибудь не то получится.

Другой пример присвоения новых названий связан с возвращением государству его исконных исторических территорий. Так, после первой мировой войны к Польше отошла часть ранее захваченных у нее земель. Естественно, что неродные (в данном случае немецкие) названия были изменены. То же самое произошло и после второй мировой войны: Бреслау стал Вроцлавом, Грюнберг - Зелена-Гурой, Алленштейн — Ольштыном.

Необходимо упомянуть и еще один тип оправданных переименований. Например, как это было с островом Алаид (ныне остров Атласова) в Охотском море. Он был открыт русскими землепроходцами в конце XVII века и с тех пор в различных книгах указывается по-разному: Алаид, Анфиноген, Дьякон, Уякужач. Через некоторое время закрепилось малопонятное Алаид. В 1952 году остров переименован в честь землепроходца, сибирского казака В.В. Атласова, совершившего в XVII веке поход на Камчатку.

Вот, пожалуй, и все случаи переименований, которые можно считать необходимыми или даже разумными. Почему? Потому что изменение географического названия по любой другой причине — это уже вмешательство в историю, попытка ее перелицевать, лишить памяти население страны. Всегда и везде топонимы (географические названия) являлись достоянием культуры того народа, который призвал их к жизни. Это еще и памятники истории. Ведь созданные столетиями назад, они так или иначе отражают быт людей, их образ жизни, экономические, политические и прочие реалии того времени. Во многих названиях закреплены природные особенности местности, какие-либо важные события, память о которых, быть может, только в топониме и живет. Не случайно законодательство многих стран напрямую запрещает неоправданные переименования. Все правильно: не граничит ли это с преступлением, с варварством? Не то же ли самое — уничтожить памятники материальные: церкви, дворцы, музеи, произведения искусства?

Между тем эта беда, к сожалению, непосредственно коснулась нашей страны — России. 20-80 годы нынешнего века прошли под знаком массовых и абсолютно неправомерных, ничем не объяснимых переименований названий, с которыми Россия жила сотни лет. Представьте себе состояние жителей, например, старинного русского города Рыбинска (Ярославская область), первое упоминание о котором в летописи было в 1137 году. Так вот, в советское время, всего-то за 43 года, он переименовывался четыре раза! Рыбинск — Щербаков — снова Рыбинск — Андропов — и опять Рыбинск! А с Луганском что творилось! Основанный в конце XVIII века, он в 1935 году вдруг стал Ворошиловградом (в честь малопримечательного маршала Ворошилова), затем в 1958 году снова превратился в Луганск, с тем чтобы в 1970 году опять называться... Ворошиловградом. Наконец, в 1990 году истина торжествует, и крупнейший промышленный центр Украины обретает свое историческое имя. Надеемся, навсегда. Александр Сергеевич Пушкин воспел Царскосельский лицей и Петергофские фонтаны, но ни Царского Села, ни Петергофа нет ныне на географических картах. Так нарушается связь времен. Так начинается беспамятство и забвение самых светлых страниц собственной истории и культуры.

Справедливости ради надо сказать, что в последние годы все возвращается на круги своя: городам, улицам, районам возвращаются подлинные названия. И это нужные переименования!

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь, чтобы добавлять комментарии.